Мама умерла от отека мозга

— Дианочко, наклонись к отцу, не бойся, — просит теща бойца Джульетта Чугаева семилетнюю внучку.

— Можешь потрогать папу, — подходит вдова, мама Дианы Раиса Назаренко. — В голову можешь поцьомать.

— За ноги потрогай, чтобы не бояться (такая примета), — добавляет Джульетта Васильевна.

— За ботиночки. Двумя ручками.

— У нас папа герой, — утешает доченька мама. — Не розстроюйся. В ручки поцьомай. Посиди у папы. Он на вас, на деток, будет смотрит с неба. Хранить вас будет с неба.

Маленькая Диана нагибается, чтобы поцеловать папочку — и поздороваться, и попрощаться с ним.

33-летнего Богдана Назаренко, отца Дианы, ученицы второго класса, и маленького Артемку, ему в апреле будет только два года, два часа назад занесли в родной дом в Соснице.

Гроб стоит головой к покутья. Вдоль нее — стулья для ближайших родственников. Возле стен — венки. На столе — портрет Богдана. Он в рубашке, которую ему вышила мама Лидия Антоновна. Вышила две рубашки — и брату Юрию. В комнате жутко тихо и спокойно. Ждут родителей. Отец Анатолий Назаренко был директором Сосницкого сельскохозяйственного техникума бухгалтерского учета, уже пенсионер. Мать Лидия Антоновна работала в бухгалтерии на пекарне.

33-летний сосничанин Богдан Назаренко, водитель Гончаровской танковой бригады, в/ч 1688, умер на войне от отека головного мозга. 17 марта около десяти тело Богдана белой газелькой привезли в Сосницу из морга в городе Волноваха Донецкой области.

Его встречали как героя. От въезда в поселок и к дому был живой коридор, люди стояли с цветами, на коленях. Его знало все селение. Он таксовал, занимался предпринимательством, несколько лет служил в милиции (уволился из органов старшим лейтенантом). Изучал бухучет и аудит в Черниговском государственном институте экономики и управления. Закончил с красным дипломом Сосницкий сельскохозяйственный техникум.

Похоронили Богдана Назаренко 18 марта в Соснице, отпели в Покровской церкви.

В зоне АТО боец был 10 с половиной месяцев. Ушел со словами: «Надо — значит, надо», — вспоминают в военкомате.

— Забрали 30 апреля, — рассказывают родные. — Это был бы уже год. Что уж тут осталось? И морозы, и холод в палатках пережил.

— Разве же мы думали, что будет такой короткий век, — плачет теща Джульетта Васильевна. — Где она, та война проклята, взялась.

В доме, где последнюю ночь переночевал воин, семья живет года три. Это дом бабушки Богдановой. Как бабушка умерла, с женой Раисой Игоревной и Дианкою переехали, потом Артемка родился. Дом понемногу обустраивали.

— Золотые руки имел, — рассказывает о муже вдова. — И по характеру золотой. Хозяином был. И по машинам, и дома. В одной комнате ремонт сделали, за кухню взялись — забрали его. И как забрали — я ничего без него не могла делает. Мы все с ним вместе. Рассчитывали ремонт — вместе, по дому — вместе, на огород — вместе. Он лучший. Я с ним была неразлучна с десятого класса, как только познакомились.

Пришел домой и просто спит, — тихо говорит к мужу и к себе. — Должен был прийти в отпуск. Держали, держали, домой не пускали. А теперь вот отпустили. Мы его так ждали. Ежедневно выходил на связь. А с пятницы, с 11-го, связи не было. 15-го в час дня позвонили и сказали, что он умер. Травма головы, повлекшая отек мозга. В какое время умер, не знаем. Ничего не известно.

— Командование отнеслось халатно, — обвиняет сосед-чернобылец.
— Какие там обстоятельства, что произошло — покрыто мраком, — добавляет родственник Богдана по жене Сергей Мирошниченко. — Гематома в голове. А от чего? Видимо, не оказали своевременно медицинскую помощь. Халатно отнеслись. Перегоняли машины. Примерно за месяц до смерти Богдан на своей машине попал в ДТП. У него болела голова.

В Сосницком военкомате о ДТП, если оно и было, ничего не знают. Предполагают, что отек мог возникнуть из-за травмы, потому что на передовой всякое бывает, через контузию, физическое и психологическое перегрузки, скачки давления. Категорически отвергают версию, что через алкоголь (говорят, проверяли у представителя части).

— получит Ли семья компенсацию 609 тысяч гривен?
— Компенсацию получит, но не 609 тысяч, — сказал заместитель военного комиссара Юрий Михайловский. — Ведь официально боец умер, а не погиб во время боевых действий.

На Сосниччине смерть Богдана Назаренко — это третья потеря. В июле 2014 года погиб 24-летний Анатолий Сокирко из села Вильшане. В январе 2015-го — 30-летний Александр Белокуров, родился в Чите, учился в Чернигове, призывался в Соснице.

в Тамара Кравченко, еженедельник «Вестник Ч» №12 (1559)

Теги: Богдан Назаренко, отек головного мозга, война, танковая бригада, «Вестник Ч», Тамара Кравченко